05/09/2019


 
Представители стран Восточной Азии обсудили первые итоги российского «поворота на Восток»
Тематика посвященной «повороту на Восток» сессии Валдайского клуба на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) в среду переросла в дискуссию об успехах и неудачах политики России по развитию региона. Представители руководства РФ говорили о росте инвестиционной привлекательности Дальнего Востока, но иностранные спикеры отмечали, что сделать предстоит еще очень многое. Ключевым партнером региона остается Китай, заинтересованный прежде всего в дальневосточной сое. Впрочем, и с ним не все гладко: как отметил заместитель главы Миндальвостокразвития Александр Крутиков, фактически провалились проекты международных транспортных коридоров в Приморье и освоение острова Большой Уссурийский. “Ъ” расспросил участников ВЭФ о причинах трудностей.

«Зачем строить завод, если некому покупать продукцию?»

Полпред президента РФ на Дальнем Востоке вице-премьер Юрий Трутнев каждый ВЭФ, как правило, выбирает одну сессию, на которой делает доклад о последних достижениях. В этот раз он выбрал сессию Валдайского клуба, вообще-то, посвященную, скорее, международно-азиатской проблематике и «повороту России на Восток».

Из презентации господина Трутнева следовало, что к пятому, юбилейному форуму Дальний Восток преобразился.

За этот период было запущено 242 новых предприятия и создано 39 тыс. рабочих мест. Темпы прироста инвестиций в регионе «в полтора раза превысили китайские», 33% всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию в 2014–2018 годах пришлось на Дальний Восток. Улучшились и условия жизни людей, отметил вице-премьер: за последний год, помимо прочего, реконструировано десять дорог общей протяженностью 45,5 км и приобретено для нужд оленеводов Чукотского автономного округа «девять комплектов мобильных кочевых домов».
С полпредом не согласился выступавший после него президент Института корейской экономической политики Ли Чжэ Ен. Он отметил, что, несмотря на достигнутые успехи, сохраняются «факторы структурной слабости региона», «некоторые цифры преувеличены», а успехи во многом могут быть отнесены на счет внешних по отношению к политике развития Дальнего Востока факторов — например, торговой войны США и Китая, а также падения курса рубля, резко удешевившего российский экспорт. «Учитывая структурные проблемы и демографические показатели, Дальний Восток по-прежнему непривлекателен как рынок»,— подытожил эксперт. В качестве действенной меры он предложил как можно скорее заключить соглашение между Южной Кореей и РФ о зоне свободной торговли услугами и инвестициях, а также активнее работать с его страной в таких областях, как сельское хозяйство, арктическое судостроение, медицина и так далее.

Представители корейского бизнеса (доля корейских инвестиций на Дальнем Востоке наименьшая среди всех государств Восточной Азии) сообщили “Ъ”, что главным препятствием к инвестированию на Дальний Восток остается даже не плохой инвестклимат, а низкая заселенность региона. «Зачем нам строить здесь завод, если некому покупать его продукцию? — риторически спросил один из собеседников.— Легче просто ее экспортировать».

По сути, российские власти оказались в замкнутом круге: чтобы привлечь в регион население, в нем должны появиться высокооплачиваемые рабочие места, но иностранцы не хотят инвестировать, потому что в регионе нет платежеспособного спроса на продукцию.

Заместитель главы МИД Вьетнама То Ань Зунг был менее пессимистичен, но отметил, что на экономическое развитие РФ плохое влияние оказывают нынешние непростые «отношения России и некоторых ее партнеров». Он высоко оценил сотрудничество двух стран и привел показатели двусторонних отношений. Товарооборот достиг $4,5 млрд, фактически удвоившись за последние пять лет. Накопленные инвестиции Вьетнама в РФ составляют $5,4 млрд (23 проекта), а РФ во Вьетнам — $940 млн (115 проектов). «Вьетнам может поставлять в Россию больше каучука, морепродуктов, продукции сельского хозяйства, микроэлектроники, нам же нужны из России металлы, сталь, уголь, удобрения»,— заявил То Ань Зунг.

Бывший посол Сингапура в РФ Майкл Тэй был настроен более философски и вспомнил, что изначально сессия клуба «Валдай» была посвящена «повороту России на Восток». «Почему я все время слышу про этот поворот? — недоумевал он.— Вот у Японии тоже двойная идентичность, и что-то я не слышал, чтобы она куда-то поворачивала». Россию он призвал прежде всего поворачиваться в Азию технологически и культурно. «Вам серьезно нужно противостоять очернению России в СМИ Юго-Восточной Азии, которые во многом просто копируют американские,— заметил он.— Советую обратиться к опыту Китая, который действует через Институты Конфуция, продвигает свой позитивный образ». Господин Тэй, впрочем, призвал «не поворачиваться слишком сильно в сторону Китая». «Потому что тогда рябь идет по всей остальной Азии. Все думают, что, поворачивая к Китаю, Россия отворачивается от всех остальных»,— подытожил господин Тэй.

Тематика посвященной «повороту на Восток» сессии Валдайского клуба на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) в среду переросла в дискуссию об успехах и неудачах политики России по развитию региона. Представители руководства РФ говорили о росте инвестиционной привлекательности Дальнего Востока, но иностранные спикеры отмечали, что сделать предстоит еще очень многое. Ключевым партнером региона остается Китай, заинтересованный прежде всего в дальневосточной сое. Впрочем, и с ним не все гладко: как отметил заместитель главы Миндальвостокразвития Александр Крутиков, фактически провалились проекты международных транспортных коридоров в Приморье и освоение острова Большой Уссурийский. “Ъ” расспросил участников ВЭФ о причинах трудностей.
«Зачем строить завод, если некому покупать продукцию?»

Полпред президента РФ на Дальнем Востоке вице-премьер Юрий Трутнев каждый ВЭФ, как правило, выбирает одну сессию, на которой делает доклад о последних достижениях. В этот раз он выбрал сессию Валдайского клуба, вообще-то, посвященную, скорее, международно-азиатской проблематике и «повороту России на Восток».

Из презентации господина Трутнева следовало, что к пятому, юбилейному форуму Дальний Восток преобразился.
За этот период было запущено 242 новых предприятия и создано 39 тыс. рабочих мест. Темпы прироста инвестиций в регионе «в полтора раза превысили китайские», 33% всех прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Россию в 2014–2018 годах пришлось на Дальний Восток. Улучшились и условия жизни людей, отметил вице-премьер: за последний год, помимо прочего, реконструировано десять дорог общей протяженностью 45,5 км и приобретено для нужд оленеводов Чукотского автономного округа «девять комплектов мобильных кочевых домов».
С полпредом не согласился выступавший после него президент Института корейской экономической политики Ли Чжэ Ен. Он отметил, что, несмотря на достигнутые успехи, сохраняются «факторы структурной слабости региона», «некоторые цифры преувеличены», а успехи во многом могут быть отнесены на счет внешних по отношению к политике развития Дальнего Востока факторов — например, торговой войны США и Китая, а также падения курса рубля, резко удешевившего российский экспорт. «Учитывая структурные проблемы и демографические показатели, Дальний Восток по-прежнему непривлекателен как рынок»,— подытожил эксперт. В качестве действенной меры он предложил как можно скорее заключить соглашение между Южной Кореей и РФ о зоне свободной торговли услугами и инвестициях, а также активнее работать с его страной в таких областях, как сельское хозяйство, арктическое судостроение, медицина и так далее.

Дмитрий Медведев изучил борьбу с оттоком населения на Дальнем Востоке
Представители корейского бизнеса (доля корейских инвестиций на Дальнем Востоке наименьшая среди всех государств Восточной Азии) сообщили “Ъ”, что главным препятствием к инвестированию на Дальний Восток остается даже не плохой инвестклимат, а низкая заселенность региона. «Зачем нам строить здесь завод, если некому покупать его продукцию? — риторически спросил один из собеседников.— Легче просто ее экспортировать».
По сути, российские власти оказались в замкнутом круге: чтобы привлечь в регион население, в нем должны появиться высокооплачиваемые рабочие места, но иностранцы не хотят инвестировать, потому что в регионе нет платежеспособного спроса на продукцию.

Заместитель главы МИД Вьетнама То Ань Зунг был менее пессимистичен, но отметил, что на экономическое развитие РФ плохое влияние оказывают нынешние непростые «отношения России и некоторых ее партнеров». Он высоко оценил сотрудничество двух стран и привел показатели двусторонних отношений. Товарооборот достиг $4,5 млрд, фактически удвоившись за последние пять лет. Накопленные инвестиции Вьетнама в РФ составляют $5,4 млрд (23 проекта), а РФ во Вьетнам — $940 млн (115 проектов). «Вьетнам может поставлять в Россию больше каучука, морепродуктов, продукции сельского хозяйства, микроэлектроники, нам же нужны из России металлы, сталь, уголь, удобрения»,— заявил То Ань Зунг.

Что еще обсуждают на Восточном экономическом форуме в 2019 году
Бывший посол Сингапура в РФ Майкл Тэй был настроен более философски и вспомнил, что изначально сессия клуба «Валдай» была посвящена «повороту России на Восток». «Почему я все время слышу про этот поворот? — недоумевал он.— Вот у Японии тоже двойная идентичность, и что-то я не слышал, чтобы она куда-то поворачивала». Россию он призвал прежде всего поворачиваться в Азию технологически и культурно. «Вам серьезно нужно противостоять очернению России в СМИ Юго-Восточной Азии, которые во многом просто копируют американские,— заметил он.— Советую обратиться к опыту Китая, который действует через Институты Конфуция, продвигает свой позитивный образ». Господин Тэй, впрочем, призвал «не поворачиваться слишком сильно в сторону Китая». «Потому что тогда рябь идет по всей остальной Азии. Все думают, что, поворачивая к Китаю, Россия отворачивается от всех остальных»,— подытожил господин Тэй.
«Задача — сделать так, чтобы из региона перестали уезжать люди»

О Китае на сессии вспоминали постоянно, что неудивительно: на него приходится 59% всех накопленных ПИИ на Дальнем Востоке. От имени Пекина выступал глава российского бюро информагентства агентства «Синьхуа» Фань Вэйго, который сразу же сообщил, что РФ в китайском интернете сейчас ассоциируется с мороженым и соей. «Темпы роста производства российского мороженого в отдельных провинциях растут в три-четыре раза в год,— сообщил он.— Летом этого года Китай также открыл границы для сои из всех регионов России, и мы ждем российскую экологически чистую немодифицированную сою!» По словам господина Фаня, дождались пока немногого: страна импортирует в год до 90 млн тонн сои, но из РФ поступает всего около 3,7 млн тонн. «Улучшайте инвестиционный климат и наращивайте поставки, сейчас лишь 2,5% всей закупаемой Китаем сельхозпродукции поступает из России, этого явно недостаточно»,— подытожил он и добавил, что только при улучшении инвестклимата можно будет достигнуть товарооборота $200 млрд. Сейчас он оставляет $108 млрд.

На важность Китая указал и заместитель главы Миндальвостокразвития Александр Крутиков. По его словам, огромен вклад КНР в возрождение в России аквакультуры, «которая была практически утрачена». Хороший результат дало повышение пошлин на вывоз из России необработанного леса: его экспорт в Китай в последние годы упал на 30%, тогда как экспорт обработанной древесины вырос на 80%. «Ближайшее время посвятим сшиванию наших экономик, два построенных пограничных моста — это хорошо, но в следующем году мы будем проводить исследование, где и как увеличивать их число, создавать близ них трансграничные зоны торговли»,— добавил господин Крутиков.

В отличие от остальных российских спикеров, Александр Крутиков не только отчитался об успехах, но и обратил внимание на проблемы. По его словам, неудачны пока проекты международных транспортных коридоров (МТК) «Приморье-1» и «Приморье-2» (по ним предполагалось везти товары из Китая в порты Приморья), а также обустройства российской половины острова Большой Уссурийский (вторая половина принадлежит Китаю). «Мы не можем найти китайских инвесторов для модернизации МТК, после каждой межправкомиссии они появляются, якобы готовые инвестировать, но когда доходит до дела, растворяются,— пояснил “Ъ” господин Крутиков.— Мы ждем, когда правительство КНР даст нам список компаний, с которыми реально можно работать». По поводу острова Большой Уссурийский он заметил, что государство так и не нашло для него частного инвестора. «Очень много денег надо вкладывать, строить инфраструктуру… А остров затапливает каждый год»,— пояснил замминистра.

В этом году, как отмечали и Юрий Трутнев, и глава Агентства по привлечению инвестиций Леонид Петухов, структуры Миндальвостокразвития начали уделять больше внимания не только инвестиционной, но и социальной составляющей. «Наша задача — сделать так, чтобы из региона перестали уезжать люди»,— заявил “Ъ” господин Петухов. Но пока это не очень получается, сообщил “Ъ” доцент Дальневосточного федерального университета Леонид Козлов.

"Инвестиции привлекаются, экономический рост есть, на людей это никак не влияет,— отметил господин Козлов.— Не улучшается социальная составляющая никак, регион деградирует, люди продолжают уезжать. Очень дорого стоит жилье, его не хватает, и очень трудно из-за этого привлекать специалистов".

По его словам, потенциальных инвесторов отпугивают региональные проблемы с инфраструктурой — к примеру, «неделю назад из-за дождей просто размыло дорогу между Владивостоком и Находкой», крупнейшим городом и одним из важнейших портов региона.

КоммерсантЪ
https://www.kommersant.ru/doc/4081644?query=%D0%BB%D0%B5%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B4%20%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%83%D1%85%D0%BE%D0%B2



К списку новостей